Защита прав и законных интересов неопределенного круга потребителей.

Краткий правовой анализ ст. 46 Закона о защите прав потребителей:

В Российской Федерации институт групповых исков в очень усеченном виде получил свое развитие в ст. 46 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей). Необходимость закрепления указанной нормы в российском законодательстве вызвана тем, что нарушение законодательства о защите прав потребителей одним или несколькими субъектами может повлечь за собой негативные последствия для большого круга потребителей.

Между тем, полноценному применению одного из эффективных способов защиты большой группы потребителей своих прав и интересов в России препятствует отсутствие института коллективного иска в его классическом понимании. Связано это с тем, что статья 46, закрепленная в Законе о защите прав потребителей, не позволяет добиться тех политико-правовых целей, которые возможно достигнуть с помощью классического института коллективного иска, который существует в некоторых зарубежных странах.

В соответствии с действующим законодательством в защиту неопределенного круга потребителей могут быть заявлены исключительно требования неимущественного характера, а именно: иски о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера).

В дополнение к этому, следует отметить, что истцом согласно ст. 46 Закона о защите прав потребителей по таким спорам выступает лицо, не имеющее материальной заинтересованности в исходе дела (так называемый «процессуальный истец»): орган государственного надзора, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы). При этом истец вправе обращаться в суд с иском только в защиту неопределенного круга лиц.

Как трактуется понятие «неопределенный круг лиц»?

Понятие «неопределенный круг лиц» не определен в законодательстве, и вопрос об определении указанной категории решается с помощью подходов, которые выработаны судами общей юрисдикции. Так, например, в Апелляционном Определении Верховного суда Республики Алтай от 23.04.2014 по делу N 33-312, судом было отмечено, что «под понятием «защита неопределенного круга лиц» применительно к положениям действующего законодательства понимается защита общих интересов физических лиц, когда установление их общего количества не требуется. Неопределенный круг лиц — круг лиц, которых невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении и решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них»[1]. Аналогичные формулировки встречаются и в практике иных судов[2]. Иными словами, анализируемая категория в целях применения ст. 46 Закона о защите прав потребителей имеет главный существенный признак – невозможность индивидуализировать лиц, чьи интересы и права были нарушены.

Таким образом, механизм, закрепленный в ст. 46 Закона о защите прав потребителей, призван защищать в первую очередь публичный интерес. Однако для потребителей, которые хотели бы обратиться в суд c частным иском (например, о возмещении вреда или взыскании убытков), решение суда по делу о защите прав и интересов неопределенного круга лиц имеет преюдициальное значение: суд, рассматривая исковые требования конкретного потребителя, связан предыдущим решением суда в части вопросов, имели ли место такие действия (бездействия) и совершены ли они изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером).

Для иллюстрации, какие именно функции выполняет закрепленный в ст. 46 Закона о защите прав потребителей способ защиты прав потребителей, можно привести следующий пример из судебной практики: Московским городским судом (Определение от 20.02.2014 по делу N 33-5705) был рассмотрен спор, в рамках которого Региональная общественная организация потребителей «Общество защиты прав потребителей «Равноправие» обратилась с иском о признании неправомерными действий, обязании прекратить реализацию некачественных продуктов к продавцу. Суд удовлетворил иск правомерно, так как исследованное масло не соответствует требованиям нормативных актов о качестве и безопасности пищевых продуктов по жирно-кислотному составу молочного жира.[3] Очевидно, что в результате разрешения спора были реализованы две разновидности охранительных функций: пресекательная, направленная на пресечение начавшегося правонарушения, а также превентивная.

В чем отличие института коллективных исков от закрепленного в ст. 46 Закона о защите прав потребителей способа защиты прав и интересов неопределенного круга потребителей?

Институт коллективных исков может применяться, в том числе, и для защиты материального интереса. Стоит полагать, что возможность взыскать убытки — это один из главных и эффективных способ защиты своего права. В зарубежных странах при подаче коллективного иска от имени группы действует специальный представитель (представительный истец).

По какой модели («opt-in» или «opt-out») следует конструировать институт коллективных исков в Российской Федерации?

При этом, с моей точки зрения, институт частных групповых исков исходя из российских реалий следует конструировать по модели «opt-in»[4] (участники группы истцов-потребителей входят в нее только в том случае, если выразили свое согласие на присоединение к исковым требованиям). В таком случае побочные эффекты института коллективных исков будет минимизированы.

Американская модель («opt-out»), при которой все потенциальные участники автоматически присоединяются к группе, а исключение из группы возможно только по просьбе самого участника, может неблагоприятно сказаться на экономической ситуации: во-первых, высока вероятность того, что институт групповых исков будет использован в качестве одного из приемов злоупотребления правом ; во-вторых, можно прогнозировать рост необоснованных исков в целях «потребительского сутяжничества». Стоит согласиться с К. Осакве, считающим, что многие коллективные иски «выдвигаются, скорее всего, с подачи самовызвавшихся адвокатов, что и нарушает давний запрет общего права на инспирирование судебных исков со стороны частных лиц»[5].

Выводы:

1) материальные интересы отдельных потребителей не защищаются. Истец, не имея материальной заинтересованности в деле, преследует публичные цели.

2) иск в защиту неопределенного круга потребителей, в первую очередь, имеет превентивную направленность. При этом важно отметить, что для отдельных потребителей решение по делу о защите прав и интересов неопределенного круга потребителей имеет также преюдициально значение в части вопросов, касающихся установления факта противоправного поведения ответчика.

_________________________________________________________________________________________________

[1] Апелляционном Определении Верховного суда Республики Алтай от 23.04.2014 по делу N 33-312// СПС «Консультант плюс»

[2] См. , например, Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 18.03.2014 по делу N 33-1032-2014; Определение Верховного суда Чувашской Республики от 16.10.2013 по делу N 33-3652/2013; Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 11.10.2013 по делу N 33-11068/2013; Апелляционное определение Московского городского суда от 20.02.2014 по делу N 33-3078 и др.

[3] Определение Московского городского суда от 20.02.2014 по делу N 33-5705 // СПС «Консультант плюс»

[4]Karlsgodt Paul G. World Class Actions: A Guideto Group and Representative Action around the Globe. -2012. -848 pp.

[5]Осакве К. Классовый иск (class action) в современном американском гражданском процессе. М.: Дело, 2002.

http://skonovalov.ru/proverka.html